Ты при рождение двойни рожденые вторым и трети ребенком региональные иркутс кой области м

Материнский капитал при рождении двойни

есть специальное пособие для двойни, оно больше, чем просто за первого+за второго, сходите в соцзащиту и узнайте, потому чт оразмер зависит от региона в котором вы живете. Материнский капитал в этом случае выдается, причем вторым(т.е.

а у вас было свидетельство о рождении первого ребенка? вероятнее всего, нет. соответственно — этот ребёнок -первый. нет выплатят, если вы родите двойню!! свидетельство о рождении на первого есть? если есть -будетМК вряд ли Вам.

Ты при рождение двойни рожденые вторым и трети ребенком региональные иркутс кой области м

Женская консультация;
Лечение проблем бесплодия;
Планирование и ведение беременности любой сложности;
Естественные роды (классические, вертикальные, партнерские), кесарево сечение;
Диагностика и лечение патологии беременности;
Взрослая и детская реанимация, круглосуточный контроль поддержания жизненных функций пациентов;
Оперативная гинекология.

Сегодня, в первый понедельник октября, празднуется Международный День врача!
У этого праздника также есть и второе название — День солидарности врачей всего мира, так как независимо от национальности, возраста, гражданства и религиозной принадлежности докторов, все они объединяются ради спасения человеческих жизней.
Показать полностью…
Профессия врача – одна из наиболее древнейших на планете. Появившись на заре самого человечества, она всегда ценилась и уважалась. Полученный лекарями и врачевателями опыт записывались на бумаге для будущих поколений. И хотя сначала у докторов в арсенале были лекарственные травы, мази, минералы и различные ритуалы, а само врачевание считалось колдовством или мистикой, но уже тогда эта профессия была очень почитаема. Шли столетия, а с ними и медицина, став наукой, продвинулась далеко вперёд. Люди научились побеждать такие страшные болезни, как холера, оспа, туберкулёз, сибирская язва. Все это дало возможность существенно повысить среднюю продолжительность жизни человека и облегчить страдания многих людей.
Сегодня в Раменской ЦРБ трудится 624 врача, это 353 специалиста амбулаторно-поликлинического звена и 271 — стационарного.

СТАРЫЙ ЗАМОК

Солнце зашло за черную, грозовую тучу, и тут у худого мелькнула шальная мысль…
Парень, стараясь не делать резких движений, медленно стал отрывать от рубахи толстячка полоску ткани. Тот выпучил глаза. Худой показал ему жилистый кулак, намотал оторванный лоскут на конец кривой стрелы и кивнул на кремень с кресалом. Толстяк испуганно завертел головой, отрицая. Худой сделал страшное лицо. Пришлось подчиниться.
Вскоре их совместные усилия увенчались успехом. Из искорки в сухих травинках занялся крохотный огонек. Худенький, перестав дышать, поднес конец лоскута к пламени. Занялось. Парень наложил горящую стрелу на тетиву и, тщательно прицелившись в сторону вышки, между ударами сердца, выстрелил. Стрела, взвизгнув, ушла в цель.
***
Шли, по старой привычке, цепочкой, след в след. Вернее, Белка шла, а малец, закутанный в шерстяной свитер Харта, маячил позади, то отставая, то вновь догоняя идущих быстрым шагом взрослых.
Белла наслаждалась походом. После каменных стен замка, свежий, наполняющий энергией, воздух, густой непроходимый лес, бескрайние поля, узенькие, извивающиеся тропинки, поющие пестрые птицы на деревьях, копошащиеся в чащобе дикие, опасные звери казались ей райским садом со всеми вытекающими отсюда прелестями. Да, Белка чувствовала себя в своей стихии.
По мнению Харта, ближайшее поселение в виде деревни было уже не далеко. Там и рассчитывали пристроить паренька, так неожиданно оказавшимся в их маленьком отряде. Парень был молчалив и неприветлив. На вопросы отвечал кивком давно нечёсаной, лохматой головы. После невразумительных ответов, супруги решили не допытываться, а просто оставили его в покое, предоставив возможность топать за ними.
Мери, нагруженный большим рюкзаком, шел впереди, ловко перепрыгивая торчащие то здесь, то там выпученные из земли корни могучих деревьев. Он тоже, как и жена, был в своей стихии. Бродяга по жизни, он только сейчас понял, как мучился в четырех стенах, пусть и со всеми удобствами. Настроение было замечательным. Прошло еще минут двадцать быстрого пешего хода.
Внезапно Мери остановился и замер, подняв нос кверху и принюхиваясь, словно гончий пес. Белла, уже имеющая богатый опыт скитаний с мужем, тоже резко остановилась и присела на одно колено, попутно выдвинув из ножен свой замечательный меч.
— Милая, чуешь?
Белла принюхалась. Попахивало дымом и горелым маслом уже вполне отчетливо. Мери обернулся и с тревогой посмотрел на нее.
— Пожар в деревне, что ли…странно все это.
— Был бы пожар, сейчас были бы вопли на всю округу, — резонно заметила Белка.
Мери Харт почесал кончик носа.
— Здраво…дальше идем совсем тихо. Малец, слышал меня?
Парень угрюмо кивнул.
**
Сигнальная вышка дымила как преисподняя Камелота. Зато деревня как вымерла. Нигде не было видно ни души.
— Засада? – шепнула Белла на ухо Харту.
— Похоже на то. Смотри, даже живность исчезла. Ни гусей, ни кур. Никого… — так же тихо ответил тот.
— Что будем делать? Пойдем или обойдем?
Мери не ответил. Он аккуратно раздвинул густые кусты, где они спрятались и пристально всматривался.
— Хм…смотри…за амбаром, возле дровника…
Белка пригляделась. И различила в густой тени силуэт в балахоне.
Мери нехорошо усмехнулся.
— Знакомо, да? Эти самые гады были в замке. Узнаешь?
Белла молча кивнула. В ее синих глазах разгоралось недоброе холодное пламя.
— Они тут по наши души. Это ясно, как Камелотов день.- Харт поправил перевязь с метательными звездами, — вот что сделаем. Я пойду немного разомну кости, а ты присмотришь за мальцом.
Белка мрачно посмотрела на него.
— Мерион Харт, если ты думаешь, что я отпущу тебя одного, то ты сильно ошибаешься. За тобой нужен глаз да глаз. Так что пойдем вместе и точка.
Харт знал, что если Белла заупрямилась, то спорить бесполезно.
— Хорошо. Помнишь как прикрывать? Чуть сзади и левее… храни мою спину.
Белла молча барабанила пальцами по оголовке меча и исподлобья смотрела на мужа.
Харт улыбнулся.
— Малец, сиди смирно в кустах, покудова не позову.
Тот поплотнее закутался в свитер.
— Ну все, мечи наголо, пошли.
**
Он не знал, кто он, почему он здесь и зачем. Он не чувствовал ни боли, ни жалости, ни сострадания, ни радости. Ни одной человеческой эмоции. Он ждал команды Хозяина. Ему было ровным счетом все равно, что случится в следующий миг. Хотя он и не знал, что такое миг. Вырванный из вечного забвения, некогда бывший мертвым, сейчас он жил, если это можно назвать жизнью. Единственное, что он, живой мертвец, мог хотеть и желать, так это того Эликсира, необыкновенного, чудесного и замечательного. Который давал ему возможность жить, наполнял его полуистлевшие мышцы силой. Этот эликсир давал ему Хозяин. Поэтому он и подчинялся ему. Служил…
Он не видел остальных пятерых слуг Хозяина, но знал, что они рядом. Он чувствовал их присутствие. Они, так же как и он, ждали Приказ.
Даже когда в деревню, на площадь с колодцем, зашли двое живых, он не шелохнулся. Хозяин молчал.
Внезапно он понял, что не один в своем теле. Хозяин пришел и был внутри его, смотрел его глазами и видел все, что видит он сам.
« Не нападать! Трое, обойти, зайти сзади. Приготовиться! Напасть! Убить! Принести мне их головы!!»
Послушный воле Хозяина, он метнул дротик в спину высокого с мечом, и сам с клинком наперевес, пошел на маленького живого.
**
Харт только тогда увидел брошенное копье, когда оно, разбитое в щепу, подлетело высоко вверх. Белла, не поворачиваясь, процедила сквозь зубы.
— Второй раз я такого не допущу…будь то от живого или от ходячего трупа.
Мери улыбнулся. Они стояли спина к спине и их окружали, постепенно сжимая кольцо, те самые твари в плащах, устроившие резню в замке. Харт почувствовал ярость Беллы и быстро сказал.
— Спокойно, девочка моя, спокойно…на счет раз бери левого крайнего…я буду рядом. Р-раз.
**
Это было настоящее представление, какого не увидишь даже на ярмарке, которая изредка проходила в замке Милорда. Ребята забыли про все напасти и, бесстрашно высунувшись из кустов, глазели на происходящее, разинув рты от изумления. Высокий дядька и маленькая женщина танцевали дивный танец. Танец смерти…они действовали настолько слаженно и синхронно, что страшилы в плащах ничего не могли им сделать. Теперь вся их скорость, мощь и фехтовальное искусство ничего не значили. Они понятия не имели о какой либо тактике группового боя и попросту мешали друг другу.
Вот один, попавшись на обманку, потерял костлявую руку, державшую меч…вот другой, после молниеносного перестроения дядьки и тети, завертелся волчком, брызгая во все стороны зеленой кровью и рухнул навзничь…вот третий по мановению ока лишился головы…
Клинки сталкивались, высекая искры, свистела сталь, гудел воздух вокруг, слышалось сипение и рык мертвецов. Живые бились молча, лишь высокий изредка отдавал отрывистые команды.
— Поменялись…возьми правого…я помогу слева…спину держи…дыхание не сбивай…
Вся битва длилась каких то четыре-пять минут, но ребятам казалось, что прошла вечность. Когда рухнул четвертый, почти перерубленный от плеча и до пояса, у колодца вновь открылся, аки цветок, сияющий овал и оставшиеся двое, как по команде, сиганули в него. Портал задрожал, как марево в жаркий полдень и исчез. Послышался топот подкованных коней и в деревню влетел Летучий отряд из замковой охраны. Впереди всех скакал седой ветеран с посеченным лицом кирпичного цвета.
— Бей, руби, круши!! – заорал он и, привстав в стременах, с оттяжечкой рубанул высокого лысого дядьку и…чуть не вывалился из седла, потому что меч рассек воздух и пустоту. Лысого на этом месте уже не было. Он, подхватив маленькую женщину, огромными прыжками мчался в сторону открытого амбара. За ним с гиканьем понеслись трое конных из отряда.
— Вот черти меня забери…эт же сиятельная герцогиня…- пробормотал Шауб и рявкнул так, что у ближних к нему заложило уши, — СТОЯТЬ, МАТЬ ВАШУ ТАК И ЭТАК….
Солдаты послушно остановили рвавшихся в бой коней. И лысый с сиятельной герцогиней на руках тоже замер как вкопанный и поставил женщину на землю. Лейтенант в сопровождении остальных конных шагом подъехал к ним.
На голове высокого блестели крупные капли пота. В каждой руке он держал по метательной звезде. Герцогиня, настороженно глядя на латников на высоченных конях, стояла наготове рядом с мечом в руках, с которого медленно и тягуче стекали капли какой-то зеленой дряни.
Шауб некоторое время пристально разглядывал странное оружие лысого, потом взглядом знатока оценил меч женщины, посмотрел неторопливо вокруг и молвил.
— Неплохо вы тут поработали…отбираете наш хлеб?
Высокий усмехнулся, а женщина сказала зловеще.
— Если бы вы немного поторопились, то и на вашу долю досталось.
Шауб потер щетинистый подбородок.
— Ваша правда, сиятельная герцогиня. Мы спешили, как могли…
— Господин Шауб, господин Шауб! – староста деревни спешил к ним, как мог, — эти люди спасли нам жизнь!
Харт видел, как из изб выходят напуганные селяне, а вездесущие детишки уже рассматривают убитых зомби, возбуждено крича звонкими голосами. Вернее, то, что осталось от мертвяков. Плащи, оружие да черный, жирный пепел. По ветру донесся сильный аромат сирени.
Шауб чихнул, шумно высморкался в большой красный клетчатый платок, по молодому легко соскочил на землю и бросил поводья солдату.
— Знаю, милсдарь Войт, знаю. Ибо перед нами сиятельная герцогиня Изабелла Альвионская и ее муж, герцог Мерион Харт, один из лучших мечников королевства Иридия. Как видите, слава о вас дошла и до нашего медвежьего угла.
Староста Войт с благоговением сказал.
— Я видел бой своими глазами и скажу, что леди Изабелла не уступает герцогу в воинском умении.
Шауб, хитро прищурившись, промолвил.
— Нисколько не сомневаюсь в этом. Добро пожаловать в наши края, уважаемые. Войт, ты же предоставишь на время свою хату, нам есть что обсудить. И организуй перекусить и выпить.
**
Они сидели в избе старосты за большим, грубым столом на колченогих табуретах.
Шауб отхлебнул из большого ковша ядреного самогона, крякнул, вытер усы и передал ковш Харту.
— Первого некроманта мы забили ценой больших потерь. Пол отряда полегло. Если б не Милорд, вообще не справились наверно…Но вот напасть, появился второй поганец, неуловимый совершенно. Мои лучшие следопыты бессильны. Правда, до нынешнего времени сидел тихо, не нападал. После того случая это первый раз.
Харт глотнул, закусил соленым огурцом и передал Белле. Та, понюхав зелье, отставила ковш в сторону, и спросила.
— Как поживает кузен Филипп? Мы как раз едем к нему навестить и потолковать.
Шауб помрачнел.
— Не знаю, что вам и сказать, леди…Милорд в последнее время сам не свой.
Белла удивленно подняла красиво очерченные брови.
— Странно. Когда в последний раз он гостил у нас, пребывал в добром здравии. Что не так с ним?
Лейтенант угрюмо уставился на небрежно оструганный стол.
— Понимаете ли в чем дело…когда милорд Филипп прибыл сюда и навел законы, люди пели, плясали и молились на него, как на самого Камелота. Люди зажили всласть…все изменилось в лучшую сторону. Был порядок на границе, соседи не смели и носа показать. Эх, чего уж там…гвардию собрал, меня назначил своим наместником. Все было так хорошо, что я не мог нарадоваться. И все закончилось с прибытием этого проклятого колдуна, пошли Камелот ему огонь пожарче в Бездне.
Харт переглянулся с Беллой.
— Так вот, — Шауб сделал солидный глоток из ковшика, — сперва Милорд сам участвовал во всех делах, наставлял, управлял, показывал. Затем постепенно стал передавать бразды правления мне. Я то по началу был и рад, справлялся, хоть и не молод уже. Ну ходил иногда за советом к Милорду. Потом перестал. Потому как понял, что ему это неинтересно. Смотрит сквозь меня пустыми глазами и думает о своем. Ну я и сам начал править от его имени, если можно так сказать. Все бы ничего, деревни процветают, поголовье скота растет, урожаи снимаем такие, что излишки продаем…вообщем , все замечательно…
— Но? – вопросительно сказала Белла.
— Но… намедни был случай такой, что не знаю, что и думать. Дело в том, что милорд Филипп в последний месяц запирается в приемном зале и целыми днями сидит на троне. В одном положении и не шевелясь. На стук не отзывается совершенно. Мне это странным показалось настолько, что решил я проверить, в чем дело. Есть у меня свой ключ от залы. Ну, значится, открываю, захожу. Поздоровался. Ответа нет. Сидит, смотрит в одну точку. Я постоял, постоял…дай думаю, подойду, мож плохо с ним, паралич разбил или что…поднес руку дотронуться, а рука то сквозь него и прошла как по воздуху. Я, старый солдат, ничего не боюсь, а тут такая оторопь взяла, что руки в ноги и бежал, что было сил. Хорошо, никто не видел моего позора…
Шауб тяжело вздохнул и снова глотнул первача.
Харт задумчиво сидел, крутя между пальцев двузубую деревянную вилку.
Белла же,анализируя на что способны некоторые маги,сделала свои выводы.
— Иллюзия…или проекция, как угодно. Не каждый маг способен на такое. Я бы уточнила, далеко не каждый.
Мери подцепил маринованный гриб с тарелки.
— Надо идти в замок, милсдарь Шауб. Нам теперь точно нужно поговорить с Филиппом.
— Чтож, воля ваша. Надо наконец понять, что происходит. – лейтенант тяжело поднялся с лавки и поправил портупею. – в путь тогда…

Рекомендуем прочесть:  Будут ли урезать пенсии

Портальная башня королевского дворца, как обычно, была под надежной охраной, так что когда в полуночной тьме внезапно открылся портал королевского мгновенного пути, вышедшая из него растрепанная заплаканная девушка с двумя детишками на руках оказалась окружена стражей.
— Кто такие? – один из стражников поднес факел, ближе к лицу прибывших. Дети на руках Глории тут же зажмурились от яркого света. Но горничная не успела ответить, ибо из портала кубарем выкатилась Изабелла и ловко, как кошка, вскочила на ноги.
-Камелот тебя раздери, Мерион Харт. — ярости в ее голосе было столько, что стражники отшатнулись. А через несколько мгновений из гаснущего марева вывалился и сам герцог, помятый и окровавленный. Белла яростно сверкала синими глазищами, испепеляя мужа, но тот, как всегда, сделал вид, что не замечает этого.
— Герцог и герцогиня Альвионские к Его величеству. Дело не терпит отлагательств. – В голосе Мери Харта скользила сталь и все, в том числе и дворцовая стража, знали, что в таких случаях советнику короля по безопасности лучше не перечить.
— Простите, Ваша Светлость, не опознал…вы в таком виде…
Мери повернулся и сделал было шаг по направлению к лестнице, как обо что-то споткнулся и чудом устоял на ногах. Под ногами, чуть откатившись, валялась голова…видимо, попала в портал вместе с ними, когда Леон закрывал переход.
— Лейтенант, заверните во что-нибудь эту гадость и следуйте за нами.
Офицер конечно же передал приказ одному из рядовых гвардейцев.
Стражник нехотя снял с себя плащ. Затем, передумал и вытащил откуда то старый холщовый мешок, забросил в него валяющуюся на брусчатке голову и скривился от исходившего от нее смрада.
— Ну и вонь! Как из могилы достали…
Мери в ответ промолчал.
***
В кабинете Его Величества Ромуальда горели свечи. Мери Харт нервно расхаживал взад-вперед по кабинету. Его рубашка была разодрана, и местами пропитана кровью. Глорию уже забрали слуги и Белла сидела на диване,
крепко прижимая к себе детей. В её глазах застыл ужас. Малыши уже успокоились и тихонько посапывали у нее на руках. Когда дверь открылась и в кабинет вошел заспанный король, она даже не обратила на него никакого внимания.
— Мери, Белла? Что случилось?
— Нападение на Альвионский замок. — Белла подняла глаза на кузена. По ее щекам покатились слезы. — Какая-то нежить или нечисть, я не знаю…Много…Нам чудом удалось спастись, жив ли кто еще – неизвестно. Леон переправил нас сюда ценой собственной жизни. Ну и вот еще что с нами переместилось… — Белла кивнула на лежащий на полу сверток.
-Что это?
— Голова одного из напавших, Ваше Величество.
— Хм…голова, говорите? — король повернулся к двери и рявкнул: — Придворного мага ко мне! Быстро! Некроманта Уиллиса! Бегом! И позовите личную горничную герцогов Альвионских.
— Тише, Уальд, разбудишь малышей, они только уснули. – Белла умоляюще посмотрела на кузена. Тот подошел, присел рядом и приобнял ее за плечи.
— Не волнуйся, Бельчонок, при таком потрясении до утра их точно ничем не разбудишь. И вообще… Ну вот что вас дернуло отправиться домой? Сказано же было – оставайтесь. Элизабет весь вечер сама не своя была, как чувствовала что-то, переживала. Ну да ладно, что уж теперь.
***
Сонная горничная прибежала через небольшой промежуток времени и забрала малышей в детскую герцогских покоев, сказав при этом, чтоб родители не волновались и она не отойдет от малышей ни на шаг.
Через некоторое время после ее ухода дверь в кабинет открылась и вошел невысокий человек в черной мантии с большим саквояжем в руках.
К этому времени все присутствующие уже немного успокоились, королевский лекарь осмотрел Беллу и Харта на предмет ранений и обработал все имеющиеся повреждения. Его величество разлил по бокалам сладковатое вино, поставляемое во дворец из Аранийского халифата и сейчас все молча сидели, потягивая этот изумительный напиток, который расслаблял тело и успокаивал душу .
Внешность вошедшего была достаточно примечательной. При достаточно невысоком росте и сухощавом телосложении он имел выразительные глаза, в которых читалась вековая мудрость, узкие губы и длинный с горбинкой нос. Длинные волосы, когда-то черные, а сейчас пополам с проседью, собраны в низкий хвост, а лицо, наоборот, в отличии от других магов было гладко выбрито. Руки и шея были буквально увешаны всевозможными амулетами в виде колец и подвесок.
— Ваше величество, доброй ночи. Хотя, судя по тому, что ко мне среди ночи явились ваши люди сказали, что вы немедля желаете меня видеть – не особо она и добрая. Что случилось? И чем тут, простите, так смердит? – маг обвел глазами присутствующих. – Леди Изабелла, Лорд Мерион, желаю здравствовать.
Белла и Харт слегка склонили головы в знак приветствия.
— Видите ли, уважаемый магистр Уиллис, — произнес Ромуальд,- сегодня ночью было совершено нападение нечисти на Альвионский замок. Скорее всего погибли все его обитатели. Герцогской чете и служанке чудом удалось спастись и спасти детей. И мы бы хотели, чтоб вы взглянули вот на это и высказали нам свои соображения. – король кивнул на лежащий мешок.
— Что там?
— Загляните.
Маг надел перчатки и осторожно и достал из мешка голову. Помещение тут же наполнилось смердящим запахом гниющей плоти. Достал из саквояжа какой-то флакон и капнул каплю синей жидкости на голову. Запах улетучился.
— Это не нечисть. Это самая настоящая нежить. Зомби. И кому же, позвольте спросить, вы так сильно насолили, что против вас осмелились применить запрещенный в нашем королевстве вид некромантии?
Беллу передернуло от ужаса. За ее, пусть еще совсем не длинную, но при этом далеко неправедную жизнь мало ли кому пришло бы в голову отомстить. И было за что. Но чтоб вот так жестоко…уничтожая всех обитателей замка без разбору – и женщин, и детей…Этого она никак не могла понять.
— Да кто же знает… — Пожал плечами Мери Харт – вот поэтому и обратились к вам. Может поможете найти кончик ниточки? А клубок мы уж сами размотаем.
— Ну что же, давайте думать. Для начала прошу разрешения Вашего Величества допросить данный экземпляр прямо здесь и сейчас.
— Допрашивайте. Нам тоже будет это интересно.
Маг открыл саквояж и начал доставать оттуда различные предметы. Затем он нарисовал на столе пентаграмму и положил на нее мешок, а сверху водрузил голову. Расставил по углам стола и зажег черные свечи, очертил вокруг головы защитный круг, внутри которого нарисовал пентаграмму и начал призыв.
После произнесения магистром заклинания на непонятном присутствующим языке глазницы головы вспыхнули ярким зеленым цветом. Магистр начал задавать вопросы.
— Кто ты?
— Ссслуга…
— Чей слуга? Кто тебя послал?
— Я не должжжен говорить. Она должжжна умереееть…
— Скажи, кто послал и я упокою тебя с миром.
— Обещщщаешьь?
— Обещаю.
— Хорошшо. Я хочу покоя. Я скажжжу…Это… — при попытке назвать своего хозяина голова зомби рассыпалась в прах.
— М-да… Неудачная попытка… Похоже на них наложено заклятие неразглашения…
-А кстати, — глаза мага вспыхнули озарением – Ваше величество, помните, несколько лет назад тайная служба докладывала о нападении некоего некроманта на западной границе? Кто там комендантом? Граф Ньюсторнский? Он тогда тоже подтвердил это и сказал, что некромант уничтожен.
— Да, Филипп Вестхиллский. Он тогда блестяще провел операцию по уничтожению этого злодея. И с тех пор на западных границах всё спокойно. Народ любит его, буквально боготворит. Он для них там чуть ли не паладин. Он же целительский факультет, кажется, закончил в столичной академии магии.
— Да-да, совершенно верно. Так вот, почему бы не получить у него консультацию по данному вопросу? А может даже и попросить помощи. Вряд ли он откажет в таком деле.
— Хорошо, магистр Уиллис, мы обдумаем ваше предложение. А вы пока займитесь Альвионским замком. Возьмите своих людей и проведите зачистку от нежити и ее останков как самого замка так и близлежащих территорий…мало ли чего…

Ссылка на основную публикацию